Записи с темой: лето 2018 (список заголовков)
16:52 

Лето некогде

Хозяйка своей Судьбы
Весь остаток июня, что так и не превратился здесь в буквы, прошел как в черном тумане. Я ничего о нём толком не помню, кроме того, что было тяжело, больно и муторно. Уехала мама, напала тревожность, всё вдруг стало ненавистно. Какие-то недавние выходные я провела просто рыдая в постели от одной мысли, что придётся в понедельник снова идти на работу. Это было весело.
В начале июля проработала три дня и вдруг почувствовала, что ещё немного, и будет обморок, или меня стошнит прямо куда-нибудь в радиусе достижимого, или я просто лягу и умру вот прямо здесь, наплевав на всё. Пошла к врачу, врач сказал, что так жить нельзя, и прописал больничный на целых десять дней, добавил очень сочувственно: "Если почувствуете, что этого мало, приходите, я продлю". Сказать, что это меня поразило, значит, ничего не сказать. Всего тебе лучшего, добрый человек.
Первые три дня после этого я только спала.
Вернее, не так. Сначала пришлось поехать во Франкфурт на второе собеседование в компанию мечты (а первое собеседование было в мае). Из-за слияния двух больших фирм у них случился - и продолжает случаться - административный хаос, из-за чего всё затянулось до минус бесконечности. Всё прошло хорошо, но окончательного ответа мне не дали ни в среду, ни в пятницу, как обещали, что значит, что даже если мне что-нибудь прекрасное предложат в понедельник, придётся отказываться, потому что миграционное ведомство очень давит и торопит с подачей документов на продление визы. Для полного счастья, мне вдруг ВНЕЗАПНО сказали, что процесс рассмотрения визы может длиться до 3 месяцев (!), чего ещё не случалось на моей памяти ни-ког-да. Но не мне с ними спорить за 6 месяцев до получения ПМЖ.
Поэтому прощай, Франкфурт. Мне придётся остаться в прежнему аду.
Ну, что сказать. Психотерапевт уже найден, будем знакомиться с ним ближе.
Единственная радость заключается в том, что уже с четверга я буду снова свободна, а с пятницы - на другой стороне океана, в какой-то немного другой жизни.
Осталось дожить.

@темы: лето 2018

00:22 

Лето 7-9

Хозяйка своей Судьбы
Слишком много всего и в то же время почти ничего. Четверг не помню уже от слова совсем, значит, в нём не было никаких крючков для памяти, и будет считать, что он был просто обычно хорошим. Нет, помню: вечером грянул дождь, а Д. внезапно написала: «нужно поговорить с тобой срочно», поэтому сначала я шла по набережной под зонтом и слушала голос в наушниках, а потом сидела под навесом, и слушала всё тот же голос, и радовалась тому, какие хорошие, какие крутые новости он мне доносил. Горлу вот только не понравились холод и влага, и оно начало было саднить, но потом передумало, и все закончилось хорошо.

В пятницу же случился внезапно лёгкий веселый день, потому что работа в качестве исключения заканчивалась в половину пятого из-за так называемого Зоммерфеста, то есть корпортива в честь наступления лета. Планировали мы его долго, с весны, и договорились принести кто какой хочет еды, чтобы было неожиданно и разнообразно; впрочем, я ограничилась существенным, но вполне однообразным багетом, зная, что в конце концов хлеб окажется самым дефицитным продуктом из всех. Так, конечно, и вышло. Такие мероприятия интересны тем, что появляется возможность нормально поговорить с теми, кого вроде как видишь каждый день, но с кем совершенно необязательно заводишь какие-то осмысленные беседы. В итоге получила приглашение в гости от своей шумной уэльской коллеги (меня заманивали балконом, видом на поле и Рейн, и дочерью-поттероманкой — устоять невозможно), и отвела душу, многословно опустив под плинтус немецкое миграционное ведомство в разговоре с девушкой-инженером из Индии. Да, я специально выбирала в собеседники таких же иностранцев, — нет, шучу.
Кто-то грозился заставить нас петь, но я ушла раньше, потому что пение — это близко к сердцу, слишком близко, чтобы позволить толпе не самых любимых людей держать за твоей спиной таблички с надписями вроде «прекрати немедленно!»

Суббота прошла снова в обнимку с учебниками и снова на свежем воздухе: много-много шагов пешком, много воздуха, много шума от радующихся выходным уличных толп. В пятницу умер в Энтони Бурден, книгу которого я заказала несколькими днями раньше, и это показалось злой насмешкой мироздания, потому что так не должно было быть; в попытке залатать эту душевную дыру хоть немного, я рванула в книжный и нашла другую его книгу, которую хоть заказывать было не нужно (на немецком, но почему бы нет). Попутно услышала от девушки-консультанта горько-насмешливое: «его книги ещё долго нельзя будет заказать, потому что он умер, и все теперь хотят их прочитать». Было в этом что-то такое жуткое, безысходное и безвыходное, что первым импульсом было возразить, что я хотела прочитать их раньше, что ещё до того, как... Но просто молча кивнула, заплатила за покупку, развернулась и ушла.

@темы: лето 2018

19:40 

Лето 5-6

Хозяйка своей Судьбы
По набережной навстречу нам шла девушка красоты настолько неземной, что её не портило даже смелое сочетание розового в пол платья, розовой коляски с укутанным в розовое одеяло младенцем, и бегущей рядом болонки в — сюрприз-сюрприз — розовой светоотсвечивающей жилетке. На болонке мой взгляд и задержался: так хорошо, что друзья наши меньшие иногда всё же получают ту любовь, нежность и заботу, которой заслуживают, ведь иногда получается так же трагично, больно и душераздирающе, какполучилось с Блэком, который жил у нас с моих пяти до моих двенадцати лет.
Блэк был немецкой овчаркой, которого отец ещё совсем щенком привез к нам жить. Мы тогда ещё жили, конечно, в далеком городе Б., и был у нас частный дом. Мама в то время концепта животного в доме не воспринимала от слова совсем, поэтому Блэк остался жить во дворе с собственной будкой. Мальчиком он был в меру агрессивным, способным хорошенько так цапнуть, поэтому днём он сидел на относительно короткой цепи, а вот на ночь мы его отпускали. Правда и это, по-моему, не всегда (спрашиваю себя теперь, а не была ли агрессия вызвана в первую очередь цепью — впрочем, теперь уже ничего не изменишь). Я Блэка любила и очень боялась одновременно, потому что, ну, смотреть выше.
Когда мы собрались уезжать из Б., сразу было ясно, что его мы с собой через полсвета не возьмем, да и держать его в Баку было бы негде. Поэтому в один день за ним приехали наши знакомые. Я не помню, где находилась в тот момент, когда его пытались усадить в машину, и очень хорошо, что не помню, потому что, говорят, он отбивался как бешеный, изо всех сил, как только мог. Знал, что его забирают навсегда.
Много лет спустя отец вернулся в Б., и пошел его навестить, но Блэк на него даже не взглянул. Я бы, наверное, тоже не взглянула.
Сейчас его, наверное, уже нет в живых.
Обычно я стараюсь об этом не думать.

Как-то когда-то это нужно будет искупить.

***
Сегодня весь день обещали дождь, в час, нет, в три, нет, в пять, но польет он, конечно, в семь, когда мне надо будет собираться домой. Мне одолжили прекрасный красный зонт, потому что свой я, конечно же, забыла дома. Красный зонт, белый топ, черная юбка, серое небо, серые улицы, почти нуар.

@темы: лето 2018

22:04 

Лето

Хозяйка своей Судьбы
Татьяна Замировская в ЖЖ предложила записывать каждый день лета. Первой моей мыслью было: да ни за что не получится, а второй - почему бы не попробовать?
Но писать я действительно буду там, а сюда - копировать, потому что какая разница, действительно, а вот менять ничего в написанном уже не хочется совсем, каким бы несуразным оно ни было. Вдруг - ну просто вдруг - удастся действительно запомнить это лето?


Почти поверила в то, что больше никогда не напишу в живой журнал ни слова - все слова как-то незаметно ушли отсюда в дайри, фейсбук, даже, боги мои боги, в инстаграм, а жж остался какой-то данью прошлому, слепком в памяти, чем-то таким зыбким, чего, кажется, и не было никогда. Учитывая, какой мощной движущей силой раньше был этот ресурс, и как я в числе первых била себя кулаком в грудь, утверждая, что не дам ему тихо угаснуть, — нет, сэр, никогда! — странно и смешно. Но тут vinah у себя предложила вести ежедневные записи про лето, и я подумала: а почему бы нет. Вдруг слов со временем станет больше?
Первое июня уже видится очень смутно: помню, что одна коллега ушла в отпуск, а другая впервые пришла к нам работать — такая прекрасная златоволосая дева, с которой, может быть, впоследствие даже удастся подружиться. Йорг, который теперь мой начальник, судорожно бегал туда-сюда между кабинетами и спрашивал: «ну как? ну что? ну, живы?», — и я даже не знала, что на это сказать, потому что вроде как живы, но как, а тем более что — неизвестно.
Обучение прекрасной златоволосой девы взяла на себя Р., поэтому можно было немного выдохнуть, а к середине дня оказалось, что дышать можно вполне себе без опаски, — день оказался вовсе не настолько ужасным, как я ожидала. Что сказать, обожаю такие неожиданности.
Вечером пошел дождь и у меня не было сил ни на что, кроме того, чтобы немножко позаниматься для GMAT, переодически хватаясь за голову: как можно так тупить, ты же проходила это в школе, ты же в универ как-то поступила, отлично сдав математику, ПОЧЕМУ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ.
Но спокойно, помни, ты сама себе Добрый Друг, — твердила я себе мантрой, пока за окном шел ливень, и как-то в итоге что-то даже начало получаться, хотя и пока не так хорошо, как надо.

Второе июня прошло не как в тумане, а как в белом свете: наверное, всему виной солнечные лучи, бьющие мне в лицо, пока я с утра до раннего вечера продолжала заниматься. И, наконец, решилась и назначила дату экзамена на сентябрь. Пусть в этом году я поступать никуда не буду, но попробовать сдать это чудо заранее всё-таки стоит, потому что следующий год будет сумасшедший, и надо попробовать подстелить себе соломинку. И вдруг, ну просто вдруг всё как надо получится с первого раза и ничего не придётся пересдавать. Я всё ещё верю в такой исход.

Вчера, третьего июня, был Очень Неожиданный День. Началось с того, что мама откуда-то раздобыла билеты на концерт по случаю празднования столетия Республики. А я — зачем скрывать, — очень не люблю все эти сборы-встречи диаспоры, никогда в таких мероприятиях не участвовала и не собиралась. Поэтому с утра вышел немножко скандал, который в итоге улегся, перейдя в очень странное, потому что я взяла и рассказала маме про Нью Йорк и про человека в Нью Йорке, и, учитывая, что я никогда, действительно ни разу не рассказывала ей про себя ничего такого, это был очень сюрреалистичный момент — он до сих пор стоит у меня перед глазами, как кадр в замедленной съёмке. И ещё сюрреалистичней была её реакция — очень спокойная, очень взвешенная. Иногда мы слишком предвзяты к своим родителям, верно? Верно.
А концерт был примерно таким, каким я его ожидала, хотя прекрасная Чинара Ширин совершенно очешуительно спела арию Дильбер из оперы Фикрета Амирова «Севиль», и это было практически как взрыв звезды на темном небосклоне.
Потом мы встали и убежали гулять к реке — река, как всегда, нас ждала.

А сегодня был понедельник, и работа, и снова все эти е-мейлы, е-мейлы, е-мейлы, одинаковые фразы, одинаковые слова, одинаковые телефонные звонки, которых давно перестали вызывать у меня ужас, прогулка в обед, Дэвид Гаррет в наушниках, слишком много солнца. День ещё не закончился, и да, думаю, снова пойду к реке, и буду гулять до упаду, болтать о всяком, смотреть на белый, желтый, рыжий, медный, вечный закат.

@темы: лето 2018

Das Herz des Malers

главная