Паула
Хозяйка своей Судьбы
Весь последний месяц меня преследовали истерические настроения по известному поводу.

И вот вчера этот шар лопнул. Всю ночь провела без сна за просмотром репортажа в немецком прямом эфире, думая о том, чтобы, пожалуйста, только пожалуйста, больше не было жертв.
Но их стало больше.

Поэтому самый главный вопрос, который меня сейчас волнует, звучит так: какого черта французское правительство до сих пор не ушло в отставку? Эти люди вообще осознают, что произошло? Семь атак, произошедших под самым носом у спецслужб в то время, когда в стране уже был объявлен критический уровень вероятной террористической угрозы после январских событий в Шарли Эбдо и после июньского нападения на завод в Сен-Кентен Фаллавье.

Семь.

Но самое страшное даже не это. А то, что на самом деле ничего не изменится. Все погорюют недельку, месяц будут проверять документы на границе. Затем Олланд, вместо того, чтобы поддержать курдов, сам начнёт яростные атаки по ублюдкам из ИГИЛ, которые повлекут за собой еще более серьёзные последствия. В это время либерально-социалистические феи в стране продолжат отстаивать права чистого, невинного арабского населения Франции, а в придачу и несправедливо поруганную честь сирийских беженцев (одним из которых был террорист, лишивший вчера жизни десятка людей). Граждан, посетивших Сирию, будут по-прежнему пускать обратно в страну. Все промахи, совершенные правительством в отношении приема и интеграции своих мигрантов за последние пятьдесят лет, обеспечения национальной безопасности и бездумной внешней политики на Ближнем Востоке и в Северной Африке, будут по-прежнему представлены единственно возможной и верной стратегией поведения.

Нет. Ничего нового не будет. Всё останется так, как есть.

"We will destroy your democracy with your own democracy", было написано на плакате молодого мусульманского демонстранта на митинге, проходившего пару лет назад не где-нибудь, а в Лондоне.

"Our dead are in heaven, your dead are in hell" гласила табличка в руках 7-8 летнего мальчишки на демонстрации против создателей карикатур на пророка, которая проходила не в где-нибудь, а в Сиднее.

Иногда мне хочется орать: думайте, люди! Думайте хоть немного! Прошу!

Но увы.

И, да, - мне абсолютно плевать, в какой такой предвзятости меня можно обвинить после этих слов. Как человек с мусульманскими корнями и, как следствие этого, радикальный исламофоб, я знаю, о чём говорю, гораздо лучше, чем ты, ты и вот еще ты. Да, к счастью, мне повезло и в моей стране всё спокойно. Более того, там живут люди, которыми я бесконечно горжусь. Но мне более чем понятно, что если вычеркнуть из истории страны атеистическое советское прошлое, а затем взять самые негативные явления в обществе и умножить их раз в двадцать, то получится конфетка: соседний Иран, а то и раздираемая гражданской войной Сирия.

Я вообще очень хорошо представляю, что происходит в головах у некоторых людей и откуда у чего - в плане культуры и менталитета - растут ноги.
А вот Европа не понимает. Просто не может понимать, это другой образ мышления.
И от этого мне бесконечно горько.

Дорогое чудо. Если ты где-то есть, то сейчас тебе самое время появиться.
Потому что в противном случае все очень скоро станет гораздо страшнее.


– Вы понимаете, что вы хотите сделать? Вы хотите нарушить законы общественного развития! Хотите изменить естественный ход истории! А знаете вы, что такое история? Это само человечество! И нельзя переломить хребет истории и не переломить хребет человечеству.

– Никто не собирается ломать хребты, – возразил Вадим. – Были времена, когда целые племена и государства по ходу истории перескакивали прямо из феодализма в социализм. И никакие хребты не ломались. Вы что, боитесь войны? Войны не будет. Два миллиона добровольцев, красивый, благоустроенный город, ворота настежь, просим! Вот вам врачи, вот вам учителя, вот вам инженеры, ученые, артисты… Хотите, как у нас? Конечно! И мы этого хотим! Кучка вонючих феодалов против коммунистической колонии – тьфу! Конечно, это случится не сразу. Придется поработать, лет пять потребуется…

– Пять! – сказал Саул, поднимая руки к потолку. – А пятьсот пятьдесят пять не хотите? Тоже мне просветители! Народники-передвижники! Это же планета, понимаете? Не племя, не народ, даже не страна – планета! Целая планета невежества, трясина! Артисты! Ученые! А что вы будете делать, когда придется стрелять? А вам придется стрелять, Вадим, когда вашу подругу-учительницу распнут грязные монахи… И вам придется стрелять, Антон, когда вашего друга-врача забьют насмерть палками молодчики в ржавых касках! И тогда вы озвереете и из колонистов превратитесь в колонизаторов…

<...>

...вы обрушите изобилие на потомственного раба, на природного эгоиста. И знаете, что у вас получится? Либо ваша колония превратится в няньку при рзжиревших бездельниках, у которых не будет ни малейшего стимула к деятельности, либо здесь найдется энергичный мерзавец, который с помощью ваших же глайдеров, скорчеров и всяких других средств вышибет вас вон с этой планеты, а все изобилие подгребет себе под седалище, и история все-таки двинется своим естественным путем. (с)




@темы: необъяснимо, но fuck'т