Паула
Хозяйка своей Судьбы
Слишком много всего и в то же время почти ничего. Четверг не помню уже от слова совсем, значит, в нём не было никаких крючков для памяти, и будет считать, что он был просто обычно хорошим. Нет, помню: вечером грянул дождь, а Д. внезапно написала: «нужно поговорить с тобой срочно», поэтому сначала я шла по набережной под зонтом и слушала голос в наушниках, а потом сидела под навесом, и слушала всё тот же голос, и радовалась тому, какие хорошие, какие крутые новости он мне доносил. Горлу вот только не понравились холод и влага, и оно начало было саднить, но потом передумало, и все закончилось хорошо.

В пятницу же случился внезапно лёгкий веселый день, потому что работа в качестве исключения заканчивалась в половину пятого из-за так называемого Зоммерфеста, то есть корпортива в честь наступления лета. Планировали мы его долго, с весны, и договорились принести кто какой хочет еды, чтобы было неожиданно и разнообразно; впрочем, я ограничилась существенным, но вполне однообразным багетом, зная, что в конце концов хлеб окажется самым дефицитным продуктом из всех. Так, конечно, и вышло. Такие мероприятия интересны тем, что появляется возможность нормально поговорить с теми, кого вроде как видишь каждый день, но с кем совершенно необязательно заводишь какие-то осмысленные беседы. В итоге получила приглашение в гости от своей шумной уэльской коллеги (меня заманивали балконом, видом на поле и Рейн, и дочерью-поттероманкой — устоять невозможно), и отвела душу, многословно опустив под плинтус немецкое миграционное ведомство в разговоре с девушкой-инженером из Индии. Да, я специально выбирала в собеседники таких же иностранцев, — нет, шучу.
Кто-то грозился заставить нас петь, но я ушла раньше, потому что пение — это близко к сердцу, слишком близко, чтобы позволить толпе не самых любимых людей держать за твоей спиной таблички с надписями вроде «прекрати немедленно!»

Суббота прошла снова в обнимку с учебниками и снова на свежем воздухе: много-много шагов пешком, много воздуха, много шума от радующихся выходным уличных толп. В пятницу умер в Энтони Бурден, книгу которого я заказала несколькими днями раньше, и это показалось злой насмешкой мироздания, потому что так не должно было быть; в попытке залатать эту душевную дыру хоть немного, я рванула в книжный и нашла другую его книгу, которую хоть заказывать было не нужно (на немецком, но почему бы нет). Попутно услышала от девушки-консультанта горько-насмешливое: «его книги ещё долго нельзя будет заказать, потому что он умер, и все теперь хотят их прочитать». Было в этом что-то такое жуткое, безысходное и безвыходное, что первым импульсом было возразить, что я хотела прочитать их раньше, что ещё до того, как... Но просто молча кивнула, заплатила за покупку, развернулась и ушла.

@темы: лето 2018