Паула
Хозяйка своей Судьбы
Слова не складываются, но жизнь всё равно происходит, поэтому надо снова попробовать её чуть-чуть записать.
В июле (о, боги, уже давно прошел июль!) был Нью-Йорк, который, кажется, вылечил меня и забрал весь этот вселенский адовый кошмар из моей головы, который, казалось, уже прочно пустил в этой голове корни. На самом деле это несколько странно, учитывая, что Нью-Йорк по сути своей город совершенно не целительный, совсем даже наоборот, но меня он снисходительно подхватил на руки и пронёс над пропастью - теперь я снова стою на земле почти твёрдыми ногами.
(спасибо, злонасмешник)
Всё ещё сохранились видео и фотографии, по которым можно попытаться выстроить последовательную картину происходящего, и доказывающие, что всё действительно было, а не приснилось. Кажется, именно для этого мне нужен этот странный ресурс Инстаграм - просто чтобы запомнить свою жизнь вспышками, всполохом красок.
Не обещаю пока даже себе, что запишу, но надеюсь, что всё-таки да.
Одно действительно очень хорошо, здорово, бесценно - знать, в какой точке мира тебе нужно быть, чтобы оставаться счастливой. Это уже третий такой город, который я для себя нашла, и как же мне, блин, повезло.

***
В пятницу вечером познакомилась с человеком, который пишет музыку.
Взрослый такой мэтр, играл на фортепьяно рядом с моим домом. Я остановилась, послушала, долго там стояла, а потом мы пошли пить - вот так оно, видимо, бывает.
Получилось и интересно, и неловко, и занимательно. Я ставлю в Кёльне мюзикл, рассказывает он, всегда хотела участвовать в мюзикле, задумчиво говорю я, ну если ты всегда хотела, участвуй, проницательно смотрит он, и я думаю: да лааадно, так не бывает.
На самом деле наверняка действительно не бывает, но какая эта жизнь иногда смешная.
Зато на мотоцикле покатали, вот уже чего я не ожидала от этих выходных.
Но всё это сподвигло меня на чёткое осознание одной вещи: если бы мне пришлось выбирать что-то одно, что определяет меня как личность, что-то только одно, без чего я никогда не смогла бы быть счастливой или просто быть собой, то я выбрала бы пение. Самый страшный кошмар, который когда-либо мне снился, был кошмаром о черной комнате Страха в Высоком Доме. Из комнаты не было выхода и её глубине меня ждал мой личный персональный Пеннивайз, но настоящим ужасом был вовсе не он, а то, что у меня не было рта, чтобы выдавить из себя хоть звук. Только не так, думала я. Мне страшно, и я не могу петь, чтобы отогнать этот страх, или хотя бы умереть, пока пою, что было бы не так больно. Неважно, что ждем там в темноте, какая разница, если меня уже нет.
Потом проснулась, конечно, и это было хо-ро-шо.